От Сухума до Сочи на автомобиле | новости Сочи
--:-- 20 июня +20°C Сочи
USD 64,06 EUR 74,18 Нефть Brent 75,08

От Сухума до Сочи на автомобиле

Долгое время в Сочи бытовало мнение, что первым автобусом был «Рено» господина Жано. Так в своё время рассказал в своей книге воспоминаний сочинский врач Гордон. Теперь эти сведения кочуют из одного издания в другой. В Википедии в статье про сочинские автобусы повторяется эта же неверная версия. При этом упоминается почему-то 1914 год.

Достоверно установлено, что первый рейс первого сочинского автобуса марки «Стевер» состоялся 2 декабря 1904 года.

«Черноморское побережье» №503 от 1 октября 1904 г. сообщает:
«Один из местных обывателей г. Ж. предполагает устроить автомобильное сообщение между Сочи и Адлером. Им уже приобретен за границей автомобиль».

«Господином Ж.» был отставной подполковник Павел Николаевич Жано. Он стал представителем в Сочи автомобильной фирмы братьев Стевер. На фирменных рекламах можно найти его имя.


П.Н. Жано отправился в Одессу, оборудовал там «изящный автомобиль-вагон на 16 пассажиров», выучился сам управлять им, — и стал возить желающих.
«Черноморское побережье» от 10 декабря 1904 г. сообщило:
«Хоста.

2-го декабря впервые прошел чрез Хосту, из Сочи в Адлер и обратно, пассажирский автомобиль, управляемый самим владельцем. Частые закругления, а также встреча с лошадьми, когда автомобиль останавливается, замедляют скорость движения, но несмотря на все препятствия и остановки, расстояние от Сочи до Адлера (33 версты) совершается им в три часа. За проезд взимается с каждого пассажира по 1 р. Быстрота, новизна и, несомненно, удобства привлекают пассажиров. Одна компания дилижансов с появлением автомобиля перенесла свою деятельность на дорогу от Адлера до Гагр, а другая еще старается пока конкуррировать с автомобилем, беря за проезд этого же расстояния 50-60 коп.
Колючка».
Первый в истории Сочи автобус. Владелец П.Н.Жано.

Первый в истории Сочи автобус. Владелец П.Н.Жано.
(Фото любезно предоставил автомобильный историк С.В.Кирилец)

Первые ДТП в Сочи. Начало ХХ века

ДТП в первый же день – злоключения графа – специализация пассажиров – шоссейное начальство остроумно кладет бревно – реже зелёной лошади – упрямые итальянцы – Мацеста швыряет дорожный каток – лошадь улетела – пострадал лирико-драматический баритон — осёл без документов – месть буйвольщиков – автомобиль-разрушитель – первые дорожные знаки – зверское хладнокровие – учитель не получает третью часть – писатель летит в кусты — мотоциклеты здесь не диво аварии с «главным пассажиром страны» — Сочи стал образцовым городом

Первое дорожно-транспортное происшествие на Новороссийско-Сухумском шоссе с участием автомобилей произошло во время пробега, организованного М.И. Хилковым в 1903 году. На Михайловском перевале (около Джубги) произошло какое-то происшествие с двумя автомобилями, на одном из которых ехал изобретатель первого российского автомобиля П.А. Фрезе. Из-за происшествия произошла задержка на несколько часов.
Очень подробное описание своих злоключений в поездке из Сухума в Сочи сделал в ноябре 1910 года граф Киселёв. Ехал он, скорее всего, на автомобиле инженера Белобородова.

«Черноморский край» №92 от 21 ноября 1910 года:

«От Сухума до Сочи на автомобиле.

Волею судьбы я по причине бурного состояния моря 13-го числа сего ноября пароходом «Ялта» из Новороссийска попал вместо Сочи в Сухум, что неудивительно и составляет обычное на Кавказском побережье явление. Чтобы на обратном пароходе не попасть опять в Новороссийск, я стал подыскивать иной, подходящий способ, чтобы попасть именно в Сочи. В Сухуме с удовольствием узнаю, что утром, 14-го, отправляется в Сочи почтовый автомобиль. Т.к. по телефону добиться ничего не мог, то отправился лично в почтовую контору, где с трудом выяснил (ибо никто ничего не знал), что автомобиль действительно завтра отойдет в 6 час. утра, но не знают имеются ли места, так как шоффер куда-то ушел, чиновник, продающий билеты на автомобиль, теперь у себя дома и придет в контору к 8 час. утра. Т.е. вы можете купить билет спустя 2 часа по уходе автомобиля (sic)! Как это ни нелепо, но пришлось считаться с наличностью заведенного и никого, по-видимому, не удивляющего порядка, почему с раннего утра я уже был в почтовой конторе, где с радостью узнаю от шоффера, что место есть. Плачу полностью деньги и собираюсь ехать. Но я торопился напрасно: долго еще одиноко стоял автомобиль у тротуара, т.к. отправились покупать бензин и масло, а как день был праздничный, то это возможно было сделать не так-то легко и скоро. По крайней мере мы смогли выехать лишь около 9 час. Чиновник был прав: ему нечего было спешить с приходом!

Но послушайте, что было дальше. Но 8-й версте от Сухума у нас в первый раз лопнула шина, а уж потом они начали лопаться часто. Лопались ветхие, заплатанные шины, рвались резиновые бандажи всего не менее 12-ти раз на пути до Гагр! Можете себе представить эту муку! Лишь только раздавался звук, означавший, что лопнула шина, как машина останавливалась, все население автомобиля покорно высаживалось, несчастный шоффер, подняв на домкрат ось с виновным колесом, становился коленями в грязь и снова начинал манипуляции по перестановке шин и их покрышек (бандажей). Мы, пассажиры, быстро специализировались по части смены скверных шин на скверном автомобиле и ради ускорения дела, в общих интересах, не менее быстро устроили принцип разделения труда, что, по-моему, необходимо при поездках на почтовых автомобилях побережья: мы наперерыв подавали шоферу необходимые инструменты, качали воздух насосом в шины и т.п. При наших частых остановках нас непременно окружала сочувствующая толпа абхазцев и видно было, что эти люди интересуются последним словом науки вроде почтового автомобиля, на котором мы ехали; нас обгоняли дилижансы (даже один и тот же по нескольку раз), линейки, буйволы с арбами и буйволы без арб и просто пешеходы, и все это интересовалось нами. При одной остановке, например, мы шины и бандажи с передних колес переставили на задние, т.к. целесообразность и крайняя необходимость этого была установлена на общем нашем совете. Если сказать, что это последнее пришлось делать уже в глухую ночь, что это занимает 1 ? — 2 часа времени, то будет понятно, каково себя чувствовали несчастные пассажиры холодной ночью в глуши. За это время, чтобы не унывать, мы обменялись, любуясь звездным небом, мыслями по части астрономии, поели у окружного врача, спешившего на следствие, все бутерброды, прислушивались к вою шакалов и вообще всячески старались коротать время. Когда уже не стало хоть как-нибудь годных шин, то всадили один 2 бандажа, надели и поехали, а уже последние 8 верст до Гагр ехали совсем оригинально, обвязав одно колесо веревками. Но всего этого мало. В одном месте шоссейное начальство, починяя перед мостиком шоссе, устроило объездную дорожку, а поперек шоссе премило и преостроумно положило бревно, не осветив этого места. В сумерках шоффер поздно заметил бревно и временную обходную дорожку, круто взял влево и мы полетели под откос, вломились в плетень на пол автомобиля и застряли в нем в 3-4 аршина от обрыва в речку. Сам Бог хранил нас от верной гибели. Измученные, впотьмах, на скользкой и липкой грязи мы уже не могли собственными силами выручить нашу машину. Криками и свистками мы собрали человек 20 абхазцев и совокупными силами выбрались на шоссе. Поехали. Но наши испытания этим не ограничились: кроме уже переставшей удивлять нас смены шин в довершение всех зол, потух ацетиленовый фонарь. Добавили карбида, но при этом необходима вода, а ее нет – ехали в полном мраке и без сигналов, т.к. и сигнальный рожок был испорчен, по крутым поворотам и склонам с явной опасностью до ближайшего духана, выпросили там воды и таким образом лишь в 3 часа ночи приехали в Гагры!

Переночевав здесь, кое-как починившись, с горем поехали дальше. Т.к. шины продолжали лопаться беспрестанно, а сменять было нечем, то мы теперь занимались на невольных остановках кроме смены их еще и их «вулканизацией», т.е., попросту, заклеивали дыры в шинах. Это делается так: шоффер превращается в химика, а остальные в его подручных, раскладывают на чем Бог послал разные специи, образуя импровизированную лабораторию, выбирают шину с возможно меньшей дырой и приступают к делу… Потому усаживаются, немного отъедут, а затем… трах! И новая остановка, опять химия и т.д. Так образом на другой день по выезде из Сухума мы добрались до Сочи в 6 ч. вечера, т.е. опоздав на сутки!

Из своей поездки я вынес прежде всего, глубокую благодарность к сопровождавшему злополучный автомобиль шофферу. Не знаю, сколько этот несчастный человек получает за свой поистине каторжный труд, но он положительно представляет собой тип белого раба по его покорности своей судьбе, безропотности какой он бесконечное число раз менял проклятые, заплатанные шины во тьме, в грязи! Везет же этому содержателю негодных автомобилей! Ведь теперь скорее увидишь зеленую лошадь, чем такого безответного работника.

После описания кошмарной поездки хочется спросить: неужели нет никому дела до этих возмущающих душу безобразий? Субсидируемому содержателю автомобилей, конечно, есть полный расчет иметь никуда не годные машины, возить почту возможно реже: хоть раз в месяц, — но что же смотрит местное почтовое начальство? Неужели нет узды на своевольство и издевательство г. контрагента? Не для прекрасных же глаз этого господина казна платит ему крупную субсидию, а, конечно, с целью оживления почтовых сношений в крае, для пробуждения жизни и деятельности в нем. Но разве это оживление, а не глумление над делом, людьми, над самой идеей?
Стыдно, господа!

Гр. Киселев».

Но сутки задержки – это вовсе не рекорд! Приключения итальянцев, едущих в Сочи в декабре 1913 года, были описаны в газете «Сочинский листок» №295:

«Срочное» сообщение.

Третьего дня в Сочи прибыли из Сухума 4 итальянца-подрядчика, имеющие взять работы на Черноморской жел. дор. Те перипетии случайностей, какие потерпели приехавшие, поражают даже сочинцев, привыкших ко всему.
Вскоре после отъезда из Сухума, автомобилистов настиг ураган, испортивший дороги. Дождь, снег с пронзительным ветром не прекращались почти во все время их путешествия. Во многих местах на дорогу сползла земля с гор, преграждая свободный проезд.

Недалеко от Гудаут автомобиль застрял в грязи, в силу чего пришлось в автомобиль запрячь 4 буйволов, которые целый день тащили автомобиль, пройдя всего 20 верст

Вторичную преграду они встретили на 16 версте от Сочи, где даже с риском для жизни перетаскивали чрез грязь автомобиль с действующим мотором.

Измокшие до «последней нитки», продрогшие и почти больные, автомобилисты прибыли почти на 4 день в Сочи, поражаясь силой урагана».

Стихия в 1913 году серьёзно помешала передвижению не только итальянцев.

26 августа на реке Мацесте вода поднялась выше уровня больше чем на три сажени. Этой водой паровой каток, весящий более 150 пудов, отбросило далеко от укатываемого им шоссе, как «резиновый мячик». Тут же пришлось вытаскивать из воды застрявший десятиместный автомобиль сухумского предпринимателя Нодия, приехавший сюда в момент ливня из Сухума.

Несколько происшествий случилось из-за встреч автомобилей с лошадьми.

М.Г. Ясинский – один из первых сочинских шоферов (служил у П.А. Краевского в «Бель-Вью») в своих воспоминаниях, опубликованных в газете «Красное знамя» в 1957 году, рассказал о встрече под Гагрой своего коллеги с подводой. Лошадь встала на дыбы. Шофёр машинально нажал на «грушу». Сигнал вовсе взбесил лошадь: она рванула в сторону моря и полетела со скалы вместе с телегой и грузом. Счастье приятеля, что он вёз какого-то прокурорского чиновника, а тому понравилась быстрая езда: дело замяли без суда. Однако с тех пор шофёры обязаны пропускать гужевой транспорт и ставить машину со стороны обрыва.

Второго ноября 1911 года из Адлера в Сочи ехали на автомобиле сочинский лесничий И.С. Васильев, инженер по изысканиям Черноморской дороги и инженер В.К. Константинов. Автомобиль ехал очень скоро. Около Мацесты навстречу попадается ломовой извозчик. Не успев вовремя свернуть в сторону, автомобиль налетает на извозчика, моментально опрокидывается, и пассажиры вылетают на дорогу. Особенно серьезно пострадал В.К. Константинов. У него — перелом ноги. Инженер и лесничий отделались ушибами.

Неопасные, к счастью, ушибы получил в августе 1915 года известный оперный артист Николай Артемьевич Шевелев. Катаясь на своей лошади, впряженной в кабриолет, он повстречал быстро идущий автомобиль. Лошадь, испугавшись, бросилась в сторону. От толчка Шевелев вылетел из экипажа и при падении ушиб правую руку.

Третьего июля 1913 года «Сочинский листок» сообщал о случае с водовозом:

«По Подгорной улице ехал водовоз, на мосту, около гост. «Марсель», лошадь испугалась автомобиля и шарахнулась в сторону, парапет моста всего вышиной 4-5 вершков.
Лошадь, понятно, слетела с моста и повисла между оглоблями и задержавшейся за камень бочкой. Усилиями публики лошадь освободили».
Гостиница «Марсель»

Гостиница «Марсель»

Большая неприятность случилась из-за встречи автомобиля с осликом австрийского путешественника Э.Лекона. Целью Лекона было совершить пешее кругосветное путешествие. На момент встречи с автомобилем он шёл уже девятый год, преодолев 61912 верст, обойдя Балканы, Малую Азию, Африку, Аравию, Курдистан, Персию! И вот близ Гагр проезжавшим автомобилем ослик путешественника был напуган и помчался. Часть багажа, в том числе ценнейшая записная книжка и документы были навсегда утеряны…

У сочинских шофёров и кучеров, погонщиков волов были явно неприязненные отношения друг с другом. 25 июня 1914 года пассажиры рейса Мацеста-Сочи подали жалобу на возмутительное поведение шофёра. Тот в одном месте побил беззащитного старика, погонщика волов, крестьянина Василия Митченко, свалив его в канаву, а в другом месте вступил в драку, вооружившись колом, с проводником арбы, причем вызвал со стороны этого спокойно ехавшего человека желание бросить камень в него – шофёра во время хода автомобиля.

Правление Мацесты немедленно удалило шофёра с привлечением к уголовной ответственности.

Отношения между шофёрами и буйвольщиками были вполне взаимными. «Сочинский листок» писал:

«Под Адлером на шоссейной дороге есть балаганы буйвольщиков. Из них всегда выбегают ребятишки, заслышав шум приближающегося автомобиля, и начинают класть на дорогу палки или бросать камни. Вчера, при проходе автомобиля Кулешова, мальчишки начали бросать камни и попали камнем в одного пассажира и выбили ему зуб. Жалобы уряднику пока не достигли цели».

Происходили и столкновения автомобилей между собой. 7 августа 1913 года автомобиль Д.В. Кулешова, идя с пассажирами из Гагр, встретил другой автомобиль, который так «круто совершил вираж, что помял зад крыльев и согнул ось альпийского автомобиля Д.В. Кулешова. Несчастий с людьми не было, и лишь пассажиры пострадавшего автомобиля отделались испугом.

Некоторые доехали до Сочи на Мацестинском автомобиле. Пострадавший автомобиль с небольшим опозданием прибыл собственными силами в Сочи. Автомобиль-разрушитель системы «Fiat» направлялся из Новороссийска в Гагры с пассажирами из Астрахани».

Причиной аварии 20 февраля 1913 года стали «отголоски широкой масленицы»:

«… Из Сочи в Гагры возвратился казенный автомобиль со служащими в администрации гагринской климатической станции. По дороге у моста через реку Агуру автомобиль на полном ходу слетел с откоса в реку.

Стоило больших усилий находящимся вблизи рабочим поднять его. Сильно попорченный автомобиль выбрался на шоссе и тихим ходом пошёл дальше. Из Гагр по телефону был вызван навстречу пострадавшим другой автомобиль.

Очень счастливо отделались – одними ушибами – находящиеся в закрытом автомобиле люди. По рассказам очевидцев – уже от г. Сочи автомобиль наводил ужас на встречающего – так как развивал слишком большую скорость и имел неровный ход. Свидетели говорят, что автомобиль находился в ненадёжных руках пьяной компании, которая уже в Сочи при посадке в отъезжающий автомобиль была замечена и отмечена».

Власти вынуждены были заняться организацией безопасности движения.

В июле 1913 года в Сочи состоялся осмотр автомобилей со всего округа в целях их регистрации и выдачи свидетельств шоферам на право езды.

В декабре 1913 года Черноморским губернатором предписано издать постановление, что скорость езды на автомобилях в черте г. Сочи разрешается не свыше 15 вёрст.

Появилась потребность и в дорожных знаках. Журнал «Автомобиль» №9 ещё 1 мая 1904 года сообщал: «Министерством путей сообщения в настоящее время вырабатывается тип особых сигнальных столбов для установки их в наиболее опасных местах Новороссийско-Сухумского шоссе, на котором в скором времени откроется пассажирское движение на автомобилях».

Для ограничения скорости на опасных участках – на Мамонтовском спуске (ныне Пролетарский подъём Курортного проспекта), при въезде на Мацестинский мост и т.п. делались специальные надписи.
На уже знакомом фото обращаю внимание на табличку «Шагом»

На уже знакомом фото обращаю внимание на табличку «Шагом»

В 1910 году появляются в Сочинском округе и дорожные знаки международного образца. В 1909 году в Париже собирались представители ряда европейских стран, которые приняли первую конвенцию по международным автомобильным перевозкам. Ею были введены четыре дорожных знака: «Неровная дорога», «Извилистая дорога», «Пересечение с железной дорогой», «Перекресток» и которые было принято устанавливать за 250 м до опасного участка под прямым углом к направлению движения.
Вот эти четыре фигурки были самыми первыми официальными дорожными знаками.

В 1909 году в Париже была принята конвенция, определившая их. Позже конвенция была ратифицирована большинством европейских стран.

В апреле 1910 года Управление Гагринской Климатической станции (входившей в те годы в Сочинский округ) просит инженера С.Ф. Гофмана дать указания, где должны быть расставлены уже имеющиеся десять знаков международного образца. С.Ф. Гофман обещал указать места лично, приехав в Гагры.

Несмотря на принимаемые меры, «автомобильный террор продолжается, — пишет «Сочинский листок» 29 мая 1914 года. — С зверским хладнокровием автомобилисты беспрерывно, изо дня в день давят собак, заставляют лететь (шарахаться) в канаву навстречу идущих им. При той сумасшедшей гонке, достигающей порой 40-50 в. в час, каждый миг можно ожидать несчастного случая с людьми. Неужели только этого нужно ожидать и только тогда будут предприняты кое-какие меры. Ведь еще в прошлом году решено было вывесить на улицах просветные плакаты, с указанием допустимой скорости езды по улице, но до сих пор это почему-то не сделано.

Бешеная езда автомобилистов грозит обывателю и заставит нас в дальнейшем предавать гласности нарушающих постановление».
А.С. Серафимович

А.С. Серафимович

Писатель А.С. Серафимович, проехавший по Новороссийско-Сухумскому шоссе на своём мотоцикле, встретил шофёра, попавшего в аварию и рассказавшего о причинах такой спешки сочинских водителей.

« — Должность наша такая. За два года пять человек пропало: одного наповал, одного искалечило, двоих помяло — в чахотке умирают, один простудился — тоже в чахотке… Поступал, так не нарадовался: семьдесят пять жалованья, квартира, с чаевыми больше ста в месяц, а теперь не чаю вырваться… Только не вырвешься, где уж! Учитель вон сколько учится, третью часть того не получает.
Он, по привычке всегда торопиться, жадно, преодолевая боль, затянулся.

— Вот оно бы ничего, только времени своего нет, никогда нету — ни днем, ни ночью, ни в праздник. Если не в езде — будь начеку, никуда нельзя отлучиться, сейчас могут вызвать: ночью ли, на заре, спишь ли, обедаешь: «Ехать!» Все бросаешь, вскакиваешь,- господа не ждут. Сначала, по первам, аж когти в руль впустишь, до того каждую извилину, каждую ухабинку смотришь. А теперь вернулся из Туапсе,- в Сочи, из Сочи приехал,- в Гагры, вернулся из Гагр,- в Красную Поляну, приехал, — в Сухум, вернулся,- в Красную Поляну, вернулся,- опять в Красную Поляну,- до того осточертело! На поворотах дуешь, не уменьшая хода и без гудков,- не нагудишься. А сколько через это поразбилось: энтот оттуда молчком, а энтот — оттуда, а сами знаете, сколько поворотов, особенно на Краснополянском шоссе.

— Зачем же вы развиваете такую чрезмерную скорость?

— От дури. Ведь это как. Ходим мы от Сочи до Красной Поляны четыре, четыре с половиной часа — восемьдесят верст. А вот я понатужусь — да в три с половиной дойду. Господам лестно, хвастаются друг перед дружкой: «Вы во сколько доехали?» — «В четыре часа».- «А мы в три с половиной». И мне лишняя пятерка на чай перепадет, и в гараже я — молодцом. Другие шоферы чем же хуже. Вот, глядите, другой дойдет в три часа. А в три часа пройти с этими закруглениями — страшно подумать. А господам нужно только, чтоб безопасно да скоро. Дошел,- ну, молодец! Часа в четыре утра, на зорьке, только сон сладкий разморит: «Вставай!» Вскочишь, как ополоумелый. «В Ривьеру». Подашь. Выходит компания, кутили всю ночь, теперь на воздух потянуло. Выйдут, дамы в белом, смеются, веселые, в цветах, кавалеры подсаживают, и ото всех духами и ликерами пахнет. Едешь, сквозь деревья море засинеет, а там солнце станет подыматься. «Ах, прелесть!.. Ах, роскошь!..» А сами там… черт их знает, что за спиной делают,- ведь, как истукан, сидишь, не оборачиваешься. Так тут пустишь вовсю, на поворотах автомобиль только задними колесами заносит, вот-вот сорвет на закруглении и через парапет — к черту все полетим, да уж не удержишься: такую скорость дал, все одно — рюмку коньяку хлопнул, как пьяный несешься, потому знаешь, все одно, один конец неизбежно,- не сегодня, так завтра!..»

Кстати, сам А.С. Серафимович тоже попал в аварию. Отвлёкся на секунду и упал с мотоциклом с откоса. Остался цел, только сильно исцарапал лицо.

Из очерков «Скитания» можно узнать заодно, что мотоциклов в Сочи в это время было уже довольно много: «Мотоциклеты здесь не диво — у здешних инженеров есть, у некоторых техников».

В годы революций и Гражданской войны количество автомобилей в Сочи уменьшилось с 24 штук до 14. Но с развитием курорта их количество быстро увеличивалось, и встал вопрос о безопасности движения.

Сочинский исполком на своих заседаниях немало внимания уделял развитию транспорта. В мае 1925 и мае 1927 года были приняты постановления Сочинского РИКа «О регистрации транспортных средств», в которых говорилось о необходимости введения номерного знака, обязательном техосмотре и правилах его проведения.

Автотрасса Сочи-Мацеста разделена белой разграничительной полосой на 2 части: правую и левую. Стрела указывает участок, где разрешён поворот автомашины с одной стороны на другую.

В постановлении райисполкома от 4.08.1925 «О порядке движения и пользования автомобилями и мотоциклами» были определены правила движения по городу Сочи и за пределами городской черты.

«Управляющий автомобилем или мотоциклом должен ехать по правой стороне и, если того потребуют обстоятельства, серединой улицы, но отнюдь не переезжая на левую сторону», «Предельная скорость автомобиля не должна превышать 15 км в час».

В постановлении говорилось также о правилах движения с наступлением темноты, на перекрёстках, «о помощи жертвам случая», о необходимости содержать автомобиль в безопасном состоянии и необходимости иметь документы.

После асфальтирования проспекта Сочи-Мацеста, по образцу зарубежных автодорог на нём стали рисовать белую разделительную линию. Правда, краска оказалась неважного качества. 5 августа 1934 г. Уполномоченный по делам курорта А.Д. Метелёв пишет приказ о наказании шофёра Союзтранса Гуськова, который пересёк белую линию, а дорожную стрелку потом стал стирать. Наказан был Гуськов арестом на 15 суток с лишением права езды на автомашинах в Сочинском районе.

Приходилось наказывать шофёров и по другим причинам.

«Приказ №22
Г. Сочи 4 июня 1934 года.

3 июня с.г. шофёр машины «Союзтранса» 88-39 Артаньян у Электрической станции в гор. Сочи наехал машиной на крупные брёвна и вместо того, чтобы остановиться и очистить себе дорогу, начал по этим брёвнам взад и вперёд гонять машину на полном газу до тех пор, пока последняя не перескочила через брёвна.

За варварское отношение к государственному имуществу и недопустимую езду в городе – шофёра Артаньяна подвергнуть аресту на 1 сутки с предупреждением.

Уполномоченный ЦИК Союза СССР А. Метелёв».
«Приказ № 40
Г. Сочи

20.VIII. с.г. шофёр такси «Союзтранса» Королевич Н.В. при бешеной езде на главной Сочинском магистрали обдал водой и грязью проходивших граждан.

Кроме того, шофёр Королевич ранее неоднократно подвергался адм. взысканиям за нарушение правил автодвижения.
За неисполнение моего приказа, выразившееся в грубейшем превышении скорости на дорогах Сочинского района, шофёра Королевич Н.В. подвергнуть аресту на 10 суток с запрещением езды на автомобилях в Сочинском районе.

Нач. Милиции и Автоинспекции привести настоящий приказ в исполнение.
Уполномоченный ЦИК Союза СССР А. Метелёв.
22.VIII. 34»

Полный порядок в дорожном движении в Сочи был наведён после двух аварий, случившихся с «главным пассажиром страны» — И.В. Сталиным.

26 июля 1930 года он вместе с женой, С.М. Будённым и начальником личной охраны Юсисом собрались на Красную Поляну. При выезде из дома отдыха «Пузановка» в 10:35 правительственный «роллс-ройс» столкнулся с автомобилем дома отдыха «Красный штурм».
«Роллс-ройс» Сталина (снимок сделан не в Сочи)

Сталин тогда обрезал стеклом левую бровь, но уже на следующий день чувствовал себя хорошо. Не пострадали и остальные члены экипажа. Иосиф Виссарионович приказал никому об этом факте не сообщать и водителей не наказывать.

Следующая авария произошла 26 августа 1933 года. На следующий день после приезда в Сочи Сталин совершил вечернюю прогулку на автомобиле по городу. При въезде на Ривьерский мост в автомашину Сталина врезался грузовик. Сталин отделался лёгким испугом. Водитель, некий Аришидзе, с места аварии сбежал. Вечер был очень тёмный. Это обстоятельство, да ещё то, что Аришидзе был местным, помогло шофёру полуторки уйти от преследования трёх сотрудников охраны, сопровождавших Сталина на отдельной машине.

Дальнейшее расследование показало, что Аришидзе перед поездкой напился со своим начальником, руководителем строительства сочинской городской больницы Захаричевым. Возбудили уголовное дело №11559.
Арашидзе объявили во всесоюзный розыск. Несмотря на все старания аппарата ОГПУ, жёсткие приказания Ягоды «немедленно разыскать виновника катастрофы, арестовать и показательно судить», водителя удалось задержать только через десять дней… в Ленинграде.

Не дожидаясь розыска Аришидзе, 3 сентября был проведён судебный процесс над соучастником аварии Захаричевым. Его приговорили к четырём годам лишения свободы. После этого серьёзнейшего происшествия Полномочное представительство ОГПУ по Северо-Кавказскому краю совместно с партийными и советскими органами предприняло беспрецедентные меры по наведению порядка на Черноморском побережье Кавказа. С сентября началась перерегистрация автомобилей и проверка квалификации водительского состава, аппарат Сочинской автоинспекции был увеличен, выставлены дополнительные усиленные посты милиции.

Все водители города и окрестностей дали подписки о привлечении их к ответственности (в том числе и к уголовной) за нарушение правил уличного движения.
Мыс ВидныйМыс Видный

Мыс Видный

С сентября 1933 года и до конца 30-х годов Сочи стал образцовым городом по организации безопасности движения транспорта и пешеходов.








CitiFox150

Подпишись на интелектуально-развлекательные паблики Citifox: Facebook и Вконтакте  

Обязательно напиши комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *